Эмблема
Футер

1. Архитектура восточных славян древнейшего периода.

Наши познания об архитектуре восточно-славянских племен на древнейшем этапе их исторической жизни очень ограничены, так как из-за непрочности применявшихся в то время строительных материалов их сооружения до нас не дошли. Тем не менее мы можем на основании данных археологических раскопок в самых общих чертах представить себе ход развития древнейшего строительства восточных славян.

На ранних ступенях развития зодчества на первый план отчетливо выступает непосредственная связь строительства с материальными потребностями жизни и природными условиями, так как первоначально постройки являлись результатом чисто практической деятельности человека, и только постепенно, со временем, они поднимаются до уровня произведений искусства). В различных частях нашей Родины мы можем проследить первые шаги развития жилища — древнейшего вида строительной деятельности человека. В эпоху палеолита появились два основных типа жилища — углубленное в землю и наземное. В эпоху неолита с развитием производительных сил общества жилища стали в различных районах более разнообразными, хотя строительная техника стояла еще на очень низком уровне соответственно состоянию производительных сил. Дерево, земля и глина были почти единственными строительными материалами.

В начале железного века возникают укрепленные поселки, называемые городищами. Древнейшие Волго-Окские городища, существовавшие с VII в. до н. э. по V в. н. э., называются Дьяковскими, по названию подмосковного села Дьякова, где впервые было открыто городище такого типа. Появление городищ связано с развитием скотоводства, укреплением отцовского рода, усилением межродовых столкновений. Эти небольшие крепости защищали имущество рода от нападения врагов. Отличительным признаком их являются рвы и земляные валы, на которые ставили деревянный забор (тын). Городища были расположены обычно на возвышенных мысах, выходящих на реку; иногда их искусственно окружали водой. В среднем население городища составляло около 150 человек. Они жили в землянках, которых насчитывается до 25 в одном городище. В средней части городища располагался общий загон для скота.

Древнейшие сведения о славянах, содержащиеся в письменных источниках, восходят к I в.н. э., однако найденные древности славянских племен не старше IV в. н. э. ,Славянское зодчество известно начиная со второй половины первого тысячелетия н. э. Восточные славяне распадались в это время на множество различных племен, культура которых отличалась исторически, сложившимися местными особенностями. Различные племена имели свои местные строительные приемы и особенности жилища.

Известный нам археологический материал не позволяет подробно проследить развитие славянского жилища у отдельных племен. Следует, однако, отметить преимущественное распространение рубленых наземных жилищ на богатом лесом севере и полуземлянок на степном юге. Уже на раннем этапе своего развития славяне существенно усовершенствовали строительную тёхнику, введя конструкцию из горизонтальных бревен, образующих венцы, из которых строится квадратный сруб. Рубка бревен на углах производилась «в лапу» и «в обло» (с остатком). Наряду с этим сохранялись также и более древние приемы строительства—при помощи вертикальных столбов, промежутки между которыми забирались плахами. Обилие леса в северных областях было причиной того, что постепенно рубленые венчатые конструкции стали господствующими. Перекрытия первоначально также делались венчатыми, благодаря чему достигалось замечательное конструктивное и художественное единство системы стен и перекрытий. Сруб сделался основной ячейкой деревянного строительства. Венчатые срубы и перекрытия давали возможность перейти к более сложным архитектурным формам и композиционным приемам. Можно предположить, что уже в это отдаленное время складывались прототипы бочек и шатров, столь широко распространенных в русском деревянном народном зодчестве последующего времени. Увеличение построек достигалось путем наращивания венцов и путем добавления новых срубов различных размеров и различной формы в зависимости от развития практических потребностей жизни. Комплексы первобытных общинных поселений постепенно, с развитием ремесла, превращались в города. Однако в большинстве известных случаев поселения на древних городищах исчезали, появлялись открытые селения (селища), и городищами пользовались только как убежищами во время опасности. В V—X вв. появляются и развиваются крупные городища, например, у вятичей — около Воронежа, у северян — на Днепре. В землях новгородских славян и кривичей появляются селения из одного-двух десятков построек, расположенных обычно в ряд вдоль берега озера или реки, лицом к воде.

Изображение

Рис.1. Городище Березняки

Одним из ранних известных укрепленных поселений является городище Березняки (рис. 1) в устье реки Сонохты, около Щербакова (б. Рыбинск), относящееся к IV—V вв. н. э. Оно было расположено на высоком мысу, омываемом излучиной реки, и окружено тыном. Со стороны суши дополнительными, укреплениями служили вал и ров. Население поселка составляло одну большую патриархальную семью, которая вела коллективное хозяйство. Археологам удалось восстановить назначение и форму основных сооружений поселка. Постройки представляли собой наземные бревенчатые срубы. Площадь каждого из пяти жилых срубов составляла от 15 до 20 м2. Кроме того, в поселке имелись большое общественное здание с очагом, постройка для хранения общинного хлеба, большой навес, служивший кузницей, специальная постройка для Женских работ (прядение, шитье, ткачество) и погребальный домик, в котором складывались останки умерших, сжигаемых где-то вне поселка. Постройки были расположены в два ряда по сторонам улицы шириной 10—12 м. У ворот, ведущих в поселок, находился общий для всего поселка загон для скота.

Разложение родовых отношений у восточных славян началось приблизительно в IV—VI вв. Жилая архитектура отражает процесс образования сельской общины.

Городище близ села Боршева на среднем Дону, около Воронежа, было укреплено в VIII—X вв. системой кольцевых валов. Жилые дома представляли собой полуземлянки прямоугольной формы, тесно придвинутые одна к другой. Площадь боршевских полуземлянок составляет 12— 18 м2, они были врыты в грунт на 0,75—1 м. На квадратную яму ставили сруб из нетолстых дубовых бревен, рубленных «в обло». Пространство между срубом и ямой тщательно забутововали мелким щебнем и забивали глиной. Чтобы предотвратить прогибание стен при оседании земли, по углам помещали массивные столбы, укрепленные в полу жилья. Подобные столбы (часто два столба, вплотную придвинутых друг к другу) приставляли также к средней части стен. Они не только служили опорой для сруба, препятствуя его деформации, но поддерживали еще и поперечные балки, на которых держалась кровля. Нередко сруб заменяли расколотыми тонкими плахами, укрепленными вертикальными стояками или забранными между ними. В этих случаях верхнюю наружную часть стен, вероятно, забирали плетнем и обмазывали глиной. Основной лежень, несший крышу — «матицу»,— укрепляли на двух опорных столбах. Крыша была невысокой, двускатной. Стену и кровлю засыпали для утепления снаружи землей. Пол жилища был земляным. В углу находилась печь, сложенная из камней без глины, или каменка, сложенная на глиняном растворе. Около землянок были расположены продуктовые ямы, кладовые, навесы для скота.

К тому же времени, что и Боршевские городища, относятся Роменские городища на левом берегу Днепра, возведенные, как предполагают археологи, славянским племенем северян. Близ г. Ромен, среди непроходимых болот, находится городище Монастырище. Доступ к нему был возможен только по узкой косе, защищенной валом и рвом. Жилища внутри городища (рис.2) представляли собой полуземлянки, неглубоко врытые в землю, прямоугольные в плане, размером приблизительно 5Х6 м. Наземная часть полуземлянок была сделана из обмазанных глиной прутьев на каркасе из кольев. Покрытие было, вероятно, односкатным. В углу помещалась глинобитная печь с верхним отверстием, топившаяся «по-черному», с предпечной ямой. Рядом с землянками располагались хозяйственные ямы различного назначения.

Изображение

Рис.2. Жилища.
1. Полуземляночное жилище
с печью-каменкой. VIII–X века.
2. Полуземляночное жилище
с глиняной печью. X–XI века.
3. Наземное жилище с комбинированной
печью (камень и глина). X–XI века.

Если для лесостепного юга характерны полу- земляночные жилища, то на севере уже с IV— V вв. преобладает срубное жилище. Граница между северными и южными типами жилищ проходила, вероятно, по средней полосе России — в районе Суздаля и Рязани, где позднее, в XII—XV вв., встречаются наряду с наземными жилищами еще и полуземлянки (рис.2). В Старой Ладоге IX—X вв. известен тип жилища, сложившийся раньше, по существу мало отличающийся от обычной русской рубленой однокомнатной бревенчатой избы. Это квадратные в плане постройки, срубленные из бревен, размером от 3,7 X 3,9 до 5,5 X 6 м, с деревянной крышей на стропилах, с земляным, глиняным или деревянным полом, иногда с подпольем. Входная дверь помещалась рядом с устьем печи. Окна были волоковые. К избе пристраивали сени шириной около 2 м, а иногда также крытые дворы, с двух сторон примыкавшие к избе. В древнейших избах Старой Ладоги мы уже находим сложившиеся черты севернорусской избы — с подклетом, внутренним двором и высоким крыльцом.

В городищах восточных славян постепенно складывались некоторые архитектурные особенности, получившие существенное развитие в архитектуре последующих периодов. Необходимость защиты от нападения врагов заставляла восточных славян выбирать для поселения высокие места над реками, по преимуществу высокие берега, выступающие мысом и омываемые рекой и ее притоком. Иногда реку и приток соединяли рвом, наполненным водой, благодаря чему городище превращалось в остров. Приспособление укреплений и других построек к характеру местности обусловило в городищах свободное расположение построек. Так, благодаря чисто материальным потребностям постепенно зарождались характерные архитектурно-композиционные приемы русского градостроительства последующих эпох. Мощные валы сохранившихся до наших дней древних городищ и сейчас производят большое впечатление (рис.3,4). Над валами возводились деревянные стены и башни.

Городище

Рис.3.Городище.Общий вид.

Изображение

Рис.4.Разрез рва и вала.

Выдающимися монументальными земляными сооружениями восточных славян были погребальные курганы, которые первоначально служили родовыми усыпальницами, а позднее, с образованием классового общества, стали местом погребения дружинников и князей. Обычай хоронить в небольших курганах сохранялся в русской деревне до XIV в., а в Новгороде даже до XVI в. Особенно известен курган Черная могила в Чернигове (рис.5), погребение неизвестного князя X в. Объем кургана превышал 6 000 м' земли, высота достигала 11 м. Такого рода мемориальные курганы представляют собой крупнейшие сооружения своего времени и древнейшие произведения славянской монументальной архитектуры. В этих мощных памятниках примитивными средствами были, выражены идеи величественности и героики.

Черная могила в Чернигове

Рис.5 . Курган "Черная могила" в Чернигове.

Внутри Черной могилы были найдены турьи рога, покрытые серебряной оковкой с изображениями людей и животных и орнаментом (рис.6). Изображения зверей напоминают скифские рельефы, а орнамент близок к русскому архитектурному орнаменту более поздних эпох.

Турьи рога из

Рис.6. Турьи рога из "Черной могилы".

Мы располагаем очень немногими данными для суждения о языческих храмах восточных славян, существование которых засвидетельствовано письменными источниками.

Еще в IV в. до н. э. существовали капища, остатки которых были найдены в нескольких местах. Наиболее характерный памятник такого рода — деревянный навес над жертвенником в Старшем каширском городище около Каширы. Подобные навесы над идолами существовали также и у восточных славян-язычников. В основе построения славянского языческого храма лежала, как можно предположить, клеть, иногда башнеобразной формы. Можно также предположить, что наиболее крупные языческие храмы состояли из нескольких деревянных срубов, соединенных между собой, и что под их влиянием строились первые деревянные соборы, подобные Софии новгородской 989 г., тринадцатиглавой, как о том говорит летопись, т. е., вероятно, тринадцатисрубной.

В Новгороде было раскопано святилище Перуна около Юрьева монастыря (рис.7). Оно представляло собой центрическую композицию со статуей в центре, окруженной шестью полукружиями, на которых возжигали жертвенные костры.

Языческое святилище Перуна

Рис.7. Языческое святилище Перуна.

Сохранившийся до нашего времени каменный идол из Подолии (рис.8), стоявший на высоком открытом месте на берегу реки, дает представление о славянских языческих культовых статуях.

Каменный идол из Подолии

Рис.8.Каменный идол из Подолии.

Во второй половине первого тысячелетия, у восточных славян появляется несколько государственных образований—поднепровское, новгородское и еще несколько ранее — союз восточных славян под главенством племени дулебов (VI—VII вв.).

После перечисленных государственных объединений в IX в. сложилось мощное древнерусское государство. Архитектура этого государства была дальнейшим развитием архитектуры восточных славян предшествующего исторического периода на новой социально-экономическом базе и на основе нового этапа развития их культуры. Вместе с тем было и существенное качественное различие между этими двумя этапами развития архитектуры восточных славян. Сложение могущественного единого государства обусловило качественный скачок в развитии архитектуры. Только большая, накопленная веками культура восточных славян делает понятным блестящее развитие древнерусской каменной архитектуры X—XI вв. — времени расцвета Киевской Руси.

2.Образование Древнерусского государства.

На огромном пространстве от Балтийского до Черного моря широкой полосой протянулись богатые земли восточных славян. Славяно-руссы, поднепровские поляне, приильменские словене, кривичи и дреговичи, северяне и вятичи, а также другие племена, сплачиваясь для сопротивления внешним врагам, к X в. образовали Древнерусское государство (рис. 9).

Расселение славян

Рис.9 Расселение славян в IX-X вв.

Формирование государства сопровождалось социально-экономическими преобразованиями, связанными с имущественным расслоением населения и зарождением феодальных отношений. Славянские городища, располагавшиеся на крупных реках, служивших основными торговыми путями, приобретали характер торгово-ремесленных поселений; шел процесс выделения родовой знати, приводивший к классовому расслоению внутри племен. Упрочение феодальных отношений сопровождалось постепенным превращением князя и дружины в землевладельцев, а свободных общинников - крестьян в зависимых от них смердов. Государственная власть сосредоточивалась в руках князей и их дружин, которые собирали дань («полюдье») с подвластных им жителей. Складывалась также особая форма общественных отношений, построенная по типу вассальной зависимости и подчинения одних князей другими. Во главе Древней Руси стоял великий князь и его дружинники.

Возникшее Древнерусское государство представляло могущественную державу, с которой вынуждена была считаться даже Византийская империя. О силе Древней Руси свидетельствуют успешные походы в X в. князей Олега, Игоря и Святослава на Царьград. После таких походов князья в договорах с Византией оговаривали привилегии русских купцов на ведение торговли. Важный торговый путь —«из варяг в греки» (от Балтики до Черного моря) — оказался под контролем Руси. На Русь вместе с заморскими товарами, привозимыми из северных и южных стран и обмениваемыми на меха, воск и полотно, поступали произведения прикладного искусства и рукописные книги. Расширялись культурные связи Древнерусского государства с Востоком и Западом, совершенствовались ремесла, росли города. Особенно известны были Новгород, Смоленск, Киев, Переяславль. Крупными торгово-ремесленными и политическими центрами являлись Чернигов, Ростов Великий, Суздаль, Полоцк и другие города.

Характер производственных и общественных отношений в раннефеодальном городе отражался в его планировочной структуре. Административным и идеологическим центром города был «детинец» («вышгород»), обычно включавший древнее, первоначальное поселение. Вокруг него формировался «окольный град» («острог», «посад»), который дополнялся предградьями и ремесленными поселениями (рис. 10,11). В детинце, защищенном деревянной стеной, валом и рвом, располагались дворы князя, бояр, жилища дружинников и обслуживавшей их челяди. Окольный город был средоточием торгово-ремесленного населения. Его территорию (до 100 гектаров), в свою очередь, окружали деревоземляные укрепления.

Переяславль

Рис.10. Схема плана Переяславля.
1-Михайловский собор,2-Епископские ворота с надвратной церковью,
3-каменные постройки у епископского дворца,4-однонефная церковь,
5-церковь, 6- Богородицкая церковь,
7-однонефная церковь,8-церковь усыпальница

Схема плана Чернигова

Рис. 11Схема плана Чернигова.
I-детинец,II-окольный огород, III-третьяк, IV-предградье,
1-Спасский собор,2-Борисоглебский собор, 3-Благовещенская церковь,
4-Михайловская церковь, 5-Пятницкая церковь,6- Ильинская церковь,
7-курган "Черная могила", 8-9- курганы

Славяне в течение веков успешно постигали искусство возведения укрепленных поселений, используя в качестве строительных материалов землю и дерево. В арабских рукописях и норманских сагах Русь даже называли «страной городов». Ремесло «городников» («огородников») было одной из древних и почетных профессий. Эти далекие предки современных градостроителей высоко ценились и являлись должностными лицами, ответственными за состояние и боевую готовность городских укреплений.

Раскрытые археологами укрепления Белгорода, Старой Рязани и других городов свидетельствуют о высоком мастерстве их создателей (рис. 12). Острые дубовые частоколы и крепостные стены с бойницами возвышались на земляных валах, укрепленных срубами из бревен, заполненных землей и камнями. Откосы валов нередко усиливались конструкциями из сырцового кирпича и бревен.

Изображение

Рис.12.
1-вал и стена Белгорода,
2-деревянное укрепление из частокола,
3-оборонительная стена города

И сейчас поражает замечательно красивое расположение городищ, их величественность и слитность с природным окружением. Эти качества древнерусских городов, конечно, во многом определялись фортификационными задачами. Однако на эстетической выразительности, которая присуща городищам с их величаво-спокойными, монументальными валами, сказалось и мироощущение наших предков. Славяне обожествляли силы природы и воспринимали творение как часть единого не- расчлененного мира. Почитание природных явлений, их очеловечивание также способствовали органичному включению построек в естественную среду. Столь же естественно и непосредственно формировалась застройка городов, вписываясь в контуры укреплений и согласовываясь с рельефом. Срубные постройки, полуземлянки, однокамерные дома и хоромы, окруженные высокими заплотами (заборами), сливались в живописные группы, подобно природным образованиям.

Усиление власти князей, классовое расслоение городского населения, накопление материальных благ дружинниками приводило к дифференциации жилищ. Княжеские дворы становились укрепленными центрами политической и административной жизни города. Княжеский двор включал большое количество жилых, парадных и хозяйственных помещений. Среди них особо выделялись гридницы и терема.

Гридница была большим помещением, предназначенным для многолюдных собраний и пиров. Народные сказания запечатлели образы «светлых гридниц», в которых Владимир Красное Солнышко пировал с былинными богатырями — Ильей Муромцем, Алешей Поповичем, Добрыней Никитичем и др. В общественном назначении гридниц получили в опосредствованном виде отражение пережитки патриархального быта с элементами военной демократии.

Важную композиционную роль в княжеских хоромах играли терема, обычно башнеобразные сооружения с шатровым покрытием, завершавшие постройку и определявшие во многом их архитектурный облик. Значение теремов в княжеской жизни, видимо, было весьма велико, о чем свидетельствуют частые упоминания о них летописцев и их богатая отделка.

Надо полагать, что «высокие терема» служили и оборонным целям, выполняя функции наблюдательных башен, входивших в систему укрепленного жилища, характерного для многих раннефеодальных государств. «Златоверхие терема» имели и идейно-художественное значение, выделяя жилище князя среди остальных построек, подчеркивая с помощью выразительных форм и дорогой отделки его главенствующую общественную роль, богатство и власть. Гридницы и терема соединялись переходами с жилыми клетями, которые объединялись сенями и составляли комплексы бытового назначения. Резко контрастировали с богатыми хоромами князей и дружинников скромные жилища-мастерские ремесленников, как правило, одно- или двухкамерные, нередко заглубленные в землю.

Усиление имущественного неравенства и угнетения народа требовало должного идеологического обоснования. Языческие боги: грома и войны — Перун, солнца — Даждьбог, огня и ремесла — Сварог, скота и торговли — Велес и др.— отражали мировоззрение и характер взаимоотношений первобытнообщинного строя. Однако, опираясь на эти мифологические образы, трудно было объяснить право господства одних людей над другими.

Характерно, что, стремясь упрочить свое единовластие, князь Владимир (около 980—1015 гг.) пытается прежде чем принять христианство реорганизовать языческий культ и привести его в соответствие с принципами самодержавия. Христианская религия превращалась в могучую идеологическую силу, орудие внушения покорности и непротивления злу.

Однако принятие христианства имело также положительные стороны. Распространению православия сопутствовало развитие письменности и в связи с этим более активное приобщение Руси к наследию античности. Расширились возможности знакомства с высокой культурой Византии и других стран, была освоена каменная строительная техника и монументальная живопись. С христианской религией древнерусские люди были знакомы задолго до символического «крещения Руси». Так, в договоре князя Игоря с Византией (945 г.) упоминается церковь Ильи в Киеве. Княгиня Ольга была православной. Жили в Киеве и христиане.

Для усиления авторитета князя и церкви использовались все средства, в том числе архитектура. Именно она должна была языком искусства внушать народным массам идею всемогущества небесного владыки и божественного происхождения княжеской власти.

Принятие христианства сопровождалось большим культовым строительством, о чем свидетельствует летопись, в которой говорится, что, крестившись, Владимир «приказал рубить церкви и ставить их по тем местам, где прежде стояли кумиры». На местах языческих капищ сооружались деревянные церкви, в облике которых сочетались канонические требования к православному храму и традиции славянского народного зодчества, обусловленные возможностями дерева и орудиями труда. Это приводило к возникновению своеобразных форм деревянных культовых построек.

В начало