Эмблема
Футер

Черниговское княжество

В XII в. в Чернигове утвердилось господство Святославичей, которые сумели найти общий язык с городской знатью. Устойчивость внутреннего положения, экономические и политические успехи способствуют интенсивному строительству во втором по значимости городе Приднепровья — Чернигове. Территория столицы Черниговского княжества расширяется за счет торгово-ремесленных районов окольного города и в основном предградья. У ворот окольного города формируется торговая площадь, превратившаяся в форум древнего Чернигова. Его общественное значение закрепляется на рубеже XIII в. сооружением каменного Пятницкого храма. Каменное строительство ведется также в детинце и монастырях.

Благодаря обширным землям Черниговского княжества, протянувшимся почти через всю территорию Руси с запада на восток и включавшим еще в XI в. даже Тмутаракань (Северный Кавказ), расширялись культурные связи черниговцев. В Чернигове ведется летописание, развиваются художественные ремесла. Уровень культуры Руси конца XII в., в том числе и черниговской, блестяще отражен в яркой образности языка «Слова о полку Игореве».

Чрезвычайно высока была и строительная техника черниговских каменных дел мастеров. Развитие керамики, переход на равнослойную кирпичную кладку, совершенствование строительных конструкций, применение резных каменных архитектурных деталей характеризуют черниговскую школу зодчества. С Черниговом связано новое стилевое направление, использующее в основном не живописные, а пластические формы, берущие начало от образности деталей из камня. Черниговские зодчие стремятся к более целостному, лаконичному образу здания.

Классическим образцом черниговской архитектурной школы является Борисоглебский собор, выстроенный в 1120—1123 гг. в период княжения одного из сильнейших князей — Давида Святославича. Новый храм занял весьма ответственное место в детинце по соседству со Спасским собором. На княжеский двор вела со стороны площади перед древним собором проездная каменная башня. Между парадным въездом и Борисоглебским собором возвышался, подобно стражу, однокамерный терем.

Борисоглебский собор (1120—1123 гг.) в Чернигове

Рис.1. Борисоглебский собор (1120—1123 гг.) в Чернигове
а — западный фасад; б — план без галереи; в — продольный разрез

Для княжеского собора-усыпальницы была использована шестистолпная схема с раскрытым в основное пространство нартексом. Эта схема предельно упрощена, в ней отсутствует лестничная башня и крещальня (рис. 1). Ход нахоры, расширенные за счет угловых ячеек, выложен в толще западной стены. Видимо, несколько позднее к Борисоглебскому храму были пристроены галерея и притворы.

Существенные нововведения внесли черниговские зодчие во внешний облик Борисоглебского собора. Более дробной, мелкомасштабной обработке фасадов Спасского собора, с нишами, расчлененными лопатками и орнаментальной кладкой, противопоставлена относительно целостная плоскость стен, покрытая тонким слоем розоватой затирки, расчерченной на крупные квадры. К широким лопаткам приставлены мощные полуколонны диаметром около метра, завершающиеся кубообразными каменными резными капителями. На уровне их низа, связывая весь объем узорной каймой, проходит аркатурный фриз. А ниже его храм опоясывает ряд двухступенчатых маленьких ниш (рис. 2).

вид Борисоглебского собора в Чернигове

Рис.2.Общий вид Борисоглебского собора в Чернигове

Арочное обрамление дверных проемов заглублено тремя уступами в кладку, подчеркивая массивность стены и создавая тем самым впечатление необычайной устойчивости храма. Зрительно воспринимаемое облегчение кладки кверху, тектонически отражавшее уменьшение нагрузок и работу стены, дополнялось в свое время расширением основания за счет галереи и приделов, усиливавших впечатление незыблемости и монументальности храма-усыпальницы рода Святославичей.

Идеологические задачи, связанные с укреплением родовых прав и политическими притязаниями черниговских князей, вызвали необходимость обращения к более сильным художественным средствам. Так, входивших в храм встречали символические образы, корни которых следует искать в языческой мифологии. У западного портала был найден угловой камень; на нем в сочном рельефе изображена с одной стороны хищная вещая птица, а с другой — драконоподобное существо, скорее всего симаргл — мифический хранитель древа жизни (рис. 3.4). Основываясь на находках в черниговских курганах, можно предположить, что хищная птица имела тотемистическое значение для древних черниговцев. Не случайно ведь впоследствии орел стал гербом Чернигова. На капителях полуколонн попарно расположены грозные пардусы (гепарды) в красивом рисунке растительного переплетения. Они иносказательно, в типичной для средневековья форме, говорили о силе князя, его мощи и непобедимости.

Угловой камень Борисоглебского собора

Рис. 3 Угловой камень Борисоглебского собора в Чернигове

Капитель Борисоглебского собора

Рис. 4 Капитель Борисоглебского собора в Чернигове

«Звериная» тематика, аркатурный фриз, полуколонны с капителями свидетельствуют о знакомстве черниговских мастеров с западноевропейской художественной культурой, а главное — об их умении ее творчески преломлять. Так, элементы романского стиля, переосмысленные и использованные для зданий крестово-купольного типа, приобрели местные, славянские черты. Примером тому служит переработка широко распространенного мотива аркатурного фриза, выполнявшегося в Западной Европе обычно из камня. В Чернигове эта деталь сделана из четырех «стандартных» керамических элементов, размеры которых согласованы с размерами кирпича, в силу чего они органично включались в кладку (рис. 5).

Керамический аркатурный фриз

Рис.5. Керамический аркатурный фриз и
его "стандартные элементы"

Борисоглебский собор — не единственный памятник рассмотренного стилевого направления в Чернигове. Очень близок ему, даже по размерам, Успенский собор Елецкого монастыря, построенный также в начале XII в. Его отличает крещальня в нартексе и небольшие притворы у трех входов. Внешняя отделка этого храма скромнее, в ней отсутствуют тематические резные рельефы и пояс маленьких ниш. Незначительные объемы притворов, сильное понижение боковых апсид и, возможно, как предполагают некоторые исследователи, наличие еще двух глав над хорами лишали его торжественности и придавали ему более индивидуальный характер (рис. 6).

Западный фасад Успенского собора

Рис. 6. Западный фасад Успенского собора (XII в.)
Елецкого монастыря в Чернигове

В конце XII в. в Чернигове, кроме княжеских и монастырских построек, строятся каменные посадские здания. На шумном торжище, у ворот окольного града, на рубеже XIII столетия возводится необычный кирпичный храм. Эта небольшая, гордо вскинувшая высоко вверх главу церковь была посвящена Параскеве-Пятнице, которая в языческие времена почиталась как покровительница земледелия, плодородия, здоровья. Это популярное в народе божество, олицетворявшее женское начало в природе, церковь дипломатично причислила к лику святых.Храм, поставленный в честь любимого простым людом образа Параскевы, воплотил художественные идеалы посадского населения. В отличие от монументальных княжеских храмов, Пятницкая церковь отражала более общие тенденции развития культовых зданий. Тенденции, которые начали складываться еще в середине XII в. в постройках полоцкого зодчего Иоанна, получили свое дальнейшее развитие в творчестве смоленских мастеров.

Пятницкая церковь

Рис.7. Пятницкая церковь (конец XII- начало XIII в.)

Пятницкий храм в Чернигове, который, возможно, был создан прославленным зодчим Петром Милонегом, завершает процесс переработки канонической крестово-купольной схемы. Небольшой (около 12x16 м) четырехстолпный одноглавый храм имеет необычную, почти центрическую динамичную композицию; его высота в два раза превосходит его ширину. Развитие объемов вверх органично сочетается с конструктивными особенностями (рис. 7). Подпружные арки и части сводов, на которые опирается барабан, приподняты относительно покрытий ветвей «креста». Вследствие этого снаружи средние своды подымаются уступами к барабану, который будто бы вырастает, подобно цветку, из венчика полукружий. Динамичность масс усилена опущенными крайними лопатками. Угловые ячейки храма перекрыты полуцилиндрическими сводами, которые как бы начинают движение криволинейных покрытий с углов к середине фасадов и к центру — главе (рис. 8). Центричность построения объемов акцентируется решением фасадов, представляющих не сумму самостоятельных участков стены — прясел со своими осями симметрии, а целостную композицию, подчиненную одной центральной оси.

Пятницкая церковь

Рис.8. Общий вид Пятницкой церкви в Чернигове

Пятницкая церковь

Рис.9. Фрагмент фасада Пятницкой церкви в Чернигове

Впечатлению устремленности форм вверх, к венчающей здание главе, способствуют уступчатые лопатки, фланкирующие входы. Напластование тонких вертикальных элементов направляет движение глаз ввысь, подхватывается ритмом уступчатых закомар и завершается в вытянутых колонках барабана.

Оригинальность объемно-пространственной структуры Пятницкой церкви, не имеющей аналогов в византийском и западноевропейском зодчестве, усиливается необычной красочностью внешнего ее вида, особой праздничностью, свойственной народному мировосприятию. Верхние части фасадов покрыты орнаментально-пластическими деталями, которые включают мотивы, близкие произведениям славянского прикладного искусства. Все это богатство линий и пластики дополнялось цветовыми пятнами расписанных маленьких ниш, придававших еще более жизнеутверждающий характер посадскому храму. Использование кирпича для архитектурно-пластических деталей придавало особую органичность сооружению и масштабность, не героизированную, как обычно в храмах, а приближенную к человеку.

Пятницкий храм — убедительное свидетельство широты творческого кругозора черниговских зодчих, их знакомства с художественной культурой соседних стран. Так, безвестные строители приближают формы дверных обрамлений к перспективным романским порталам, талантливо ассимилируют готические веяния в пучковых лопатках и незначительной стрельчатости закомар, они новаторски используют детали балканского зодчества: сетчатый фриз на апсидах и необычную нишу на юго-западном пилоне. Но самое замечательное в том, что в конечном результате народные мастера создали самобытное произведение, воплотившее художественные идеалы народа.

Пятницкий храм был разрушен немецкими оккупантами и восстановлен в своем первоначальном виде по проекту архитектора П. Д. Барановского.

Церковь Параскевы-Пятницы в Чернигове не единственная — близкие по стилистической направленности постройки были возведены во Вщиже, Путивле, Новгороде-Северском. До наших дней дошла церковь Василия в Овруче (конец XII в.), сочетающая архаичные для того времени башни на западном фасаде с профилированными пучковыми лопатками и декоративной кладкой с вкрапленными отшлифованными камнями из лиловато-красного шифера.(рис.10)

церковь Василия в Овруче

Рис.10. Общий вид на церковь Василия в Овруче

Однако в конце XII в. в Чернигове сооружаются также храмы, продолжавшие традиции княжеского строительства. Черниговский князь Святослав Всеволодович, заняв великокняжеский «стол» в Киеве, возводит в своем родном городе, на княжеском дворе, церковь Благовещения (1183—1186 гг.). Это самое большое культовое здание древнего Чернигова, которое наглядно отражало общественный вес Святослава —«старейшего в Ольговичах», победителя половцев в 1183 и 1184 гг.

Шестистолпный храм, видимо с удлиненной предапсидной частью, что характерно для черниговской архитектурной школы, был окружен галереей . Громадные размеры, монументальными храмами эпохи Ярослава, времени расцвета Древнерусской державы. Надо полагать, что это были преднамеренные черты сходства, носившие идеологический характер и обусловленные политическим соперничеством Святослава Всеволодовича с владимиро-суздальским и галическим князьями. Внешние формы Благовещенской церкви стилистически связаны с княжескими постройками Чернигова XII в.

Стены галереи были расчленены лопатками с полуколоннами. Эти полуколонны, выполненные из светло-желтого кирпича, выделялись на фоне красной кладки стен. Не менее живописен был и интерьер княжеского храма, расписанный фресками, с каменным резным киворием, разноцветными мозаичными и керамическими полами. В центральном подкупольном квадрате на полу было помещено единственное в своем роде многокрасочное мозаичное изображение павлина из стеклянной смальты.

К середине XII в. в развитии древнерусского зодчества начинает сказываться роль местных строительных школ. Сформировавшиеся на общей художественной основе Киевской Руси, они, в свою очередь, оказывали воздействие на архитектуру других княжеств.

Рязанское княжество

Рязань, входившая до конца XII в. в Черниговскую епископию, в области архитектуры опиралась на опыт черниговских мастеров. Превращение Рязани в середине XII в. в самостоятельное княжество сопровождалось, естественно, строительством каменных зданий. От Старой Рязани, ставшей в XII в. крупным культурным центром с многочисленным торгово¬ремесленным населением, с мощными деревоземляными укреплениями именными храмами ныне осталась лишь гигантские валы и поле, заросшее травой. В 1237 г. войска Батыя захватили город и разорили его.

В XIV в. столица княжества была перенесена в Переяславль Рязанский — современную Рязань.

Усилиями археологов Старая Рязань была открыта заново, изучены жилища ремесленников, обнаружены фрагменты трех каменных храмов. Большинство исследователей относят постройку двух шестистолпных рязанских соборов к 40—60 годам XII в. Оба они как по планировке, так и по технике строительства достаточно близки черниговским зданиям. Для собора, остатки которого раскопаны в 1836 г., прототипом, очевидно, служил Успенский собор Елецкого монастыря, а храм, обнаруженный в 1949 г. А. Л. Монгайтом, имеет много общего с Борисоглебским (рис. 11). Сходные клейма на кирпичах позволили А. Л. Монгайту предположить, что в Рязани и Чернигове работали одни и те же мастера. Следы полуколонн у лопаток, фрагменты аркатурного фриза, значительное количество резных архитектурных деталей еще раз указывают на стилистическую общность рязанских и черниговских памятников.

Собор в Старой Рязани

Рис.11. Собор, раскопанный в 1949 г. А.Л.Монгайтом в Старой Рязани:
а- северный фасад, б-план

Все это позволяет сделать вывод о том, что в Рязани получила развитие характерная для Чернигова техника строительства из кирпича с включением каменных резных деталей. Более широкое применение камня не только для декоративных целей, но и в качестве материала стен, совершенствование орнаментально-пластических форм дают основание рассматривать рязанское зодчество как переходный этап от по рядовой кладки с имитацией под каменную в Чернигове к белокаменным постройкам Владимира.

В начало